Рубрики
Объекты

Реклама на сайте
Реклама вашей компании, объектов недвижимости на «Иностраннике»

Ознакомиться

Азбука стран
Недвижимость в БолгарииБолгария

Недвижимость в ГерманииГермания

Недвижимость в ГрецииГреция

Недвижимость в ДоминиканеДоминикана

Недвижимость в ЕгиптеЕгипет

Недвижимость в ИспанииИспания

Недвижимость в ИталииИталия

Недвижимость на КипреКипр

Недвижимость в Дубае (ОАЭ)ОАЭ (Дубай)

Недвижимость в ПортугалииПортугалия

Недвижимость на СейшелахСейшелы

Недвижимость СШАСША

Недвижимость в ТурцииТурция

Недвижимость в УкраинеУкраина

Недвижимость в ФинляндииФинляндия

Недвижимость во ФранцииФранция

Недвижимость в ХорватииХорватия

Недвижимость в ЧерногорииЧерногория

Недвижимость в ЧехииЧехия

Недвижимость в ШвейцарииШвейцария


 Уменьшить текстУвеличить текст    
 Западная Европа    Почему русские не стремятся вернуться на Родину
20.11.08     Просмотров: 3832
Русские в Испании
Или рассказ о том, как первая поездка домой стала последней

«Все, я – потерянный для Родины человек» - маленькое, но увесистое надгробье с такой надписью легло на мое иммигрантское сердце после посещения России, в которой я не была 4 года.
Сначала были долгие сборы в путешествие по маршруту Испания-Россия и хлопоты с билетами. Потом был короткий перелет из Аликанте в Барселону и пара часов ожидания рейса Барселона-Самара.

Присев на скамью неподалеку от предполагаемой стойки регистрации, я развернула купленный в киоске журнал и углубилась в чтение. Через некоторое время на соседнюю скамью «приземлилась» супружеская пара. Ноющие, сварливые интонации в речи жены и злобное порявкивание мужчины... Я мгновенно распознала в этой паре моих соотечественников. И дело было вовсе не в великом и могучем русском языке, а в привычно отвратительном отношении друг к другу.

В очереди на регистрацию рейса я уже ничему не удивлялась – матери кричали на своих чад и осыпали детей раздраженными затрещинами, мужья ворчали на жен, слышалось знаменитое: «Вас тут не стояло!». Когда, наконец, закончилась посадка на самолет, то он по неизвестной причине три часа простоял на взлетной полосе без движения. Если добавить, что в самолете не работал кондиционер, в Барселоне стояла страшная жара, а пассажиры уже были взвинчены ожиданием до предела, то можно себе представить реакцию людей на эту непредвиденную и непонятную задержку рейса.

Сам самолет был настолько древний, с очень близко поставленными друг к другу рядами продавленных и ободранных кресел, что любой здравомыслящий человек испытал бы вполне объяснимый страх перед полетом на этом «чуде техники». Все пять часов полета прошли как в кошмарном сне. Часть пассажиров забылись зыбким сном (для меня осталось загадкой – как можно спать, будучи притиснутым к своему креслу, креслом впереди сидящего пассажира?), часть - коротало время полета за выпивкой.

Когда самолет совершил посадку в аэропорту Самары, все путешествующие разразились бурными и искренними аплодисментами в адрес экипажа. Действительно – нужно быть настоящем асом, чтобы управлять таким самолетом.

Выйдя на трап, я увидела, что самолет оцеплен вооруженными военными людьми. У меня сердце ушло в пятки.Что происходит? Теракт? Война? На эти вопросы мои попутчики отвечали так : «А вдруг кто побежит из самолета?» Позвольте, кто? Куда? Зачем? В ответ люди пожимали плечами и бормотали что-то невразумительное. Похоже, людям с автоматами удивлялась только я.

Какую опасность для России могут представлять мирные туристы (российские же граждане, между прочим), возвращающиеся из отпуска – я так и не поняла.

Паспортный контроль. Женщина за стеклом кабинки, взглянув на мой загранпаспорт и повертев в руках тархету резидента в Испании, подняла на меня глаза, полные ужаса и с возмущением произнесла: «Это вы что, три с половиной года не были в России?» Фраза прозвучала как : «Предательнице Родины – расстрел на месте, обжалованию не подлежит».

Но, яростно звезданув штампом о прибытии по моему паспорту, от расстрела она все-таки воздержалась и вернула мне документы. Упав в объятия встречавших меня родственников и друзей, я получила короткую передышку от впечатлений.

Подъезд отчего дома напоминал пещеру первобытного человека, да и то, весьма неряшливого в быту. Исписанные, выщербленные стены (как будто обстрелянные), некогда белый потолок каким-то образом усеян плевками и утыкан горелыми спичками, уцелевшие стекла на окнах покрыты толстым слоем паутины и пыли, шприц, кем-то брошеный прямо на пол лестничной площадки. Когда-то этот дом слыл элитным, подъезд мылся два раза в неделю и ремонтировался раз в год. На стальной двери подъезда стоял на страже ультрасовременный домофон (от него сохранилась только обгорелая коробка с разноцветными червячками обкусанных проводков).

И пошло-поехало. В Волге искупаться не удалось – несколько раз в течение месяца приключались прорывы очистных сооружений разных предприятий и в великую русскую реку сбрасывались фекалии.

Я остолбенела, когда открыв водопроводный кран, почувствовала отчетливый запах туалета. Вообще, ощущение нереальности происходящего не покидало меня в течение всего отпуска. И поныне у меня в памяти сохранилась какая-то мозаика из российских зарисовок, больше похожая на спектакль театра абсурда.

1. Возвращаемся поздно с друзьями после прогулки по городу. Вижу стаю бродячих собак, расположившихся на ночлег прямо вдоль обочины дороги. Один из моих друзей говорит : «Спите чутко, собачки! Берегитесь бомжей – съедят!» Подруга возражает: «Да если собачкам бомжик в темном углу попадется – они им тоже не побрезгуют!» Я давно не видела бродячих собак, едящих людей, и бродячих людей, едящих собак.

2. Пришла в клинику на консультацию. В клинике – шесть этажей. Мне на пятый. Спрашиваю у вахтерши : «Где здесь лифт?» Она поясняет, что лифт в этой клинике существует только для персонала, а не для больных посетителей. Эту клинику мне пришлось посетить не один раз, и я часто наблюдала, как немолодые люди (некоторые пользовались при ходьбе палочкой), тяжело дыша, взбирались ступенька за ступенькой вверх и вниз по лестнице.

3. Еду в трамвае. Смотрю в окно. На оживленном проспекте Ленина немолодой мужчина лежит прямо на тротуаре лицом вниз. Мимо спешат по своим делам прохожие, аккуратно обходя лежащего навзничь человека.

4. Поход в кино. В огромном модерновом кинотеатре мне пришлось проходить через дуги металлоискателя. Помимо всего прочего меня еще и обыскали. Я открыла было рот, чтобы возмутиться, но тут же его и закрыла: люди покорно проходили сквозь дуги и равнодушно смотрели в сторону, пока охранники ощупывали им карманы. В довершение всего в зале было очень душно (не работал кондиционер), копия фильма была с помарками и помехами, со звуком тоже что-то было неладно и это был не стереозвук, как обещала реклама. А билет стоил в два раза больше, чем в Испании.

5. Вздумалось мне паспорт мой поменять. Серпасто-молоткастый – на российский, нового образца. В РОВД – большая очередь российских граждан, пришедших сюда с аналогичной целью. Пять кабинетов (обмен паспортов производится в одном из них) расположены впритык друг к другу в тесном закутке. Ни стульев, ни скамеек. Народ стоит плотно, плечо к плечу, локоть к локтю. Работники РОВД, протискивающиеся через эту толпу, цедят сквозь зубы одну и ту же фразу: «Встали как барррраны!» Народ безмолвствует. Действительно, милиция всегда права. Я развернулась и пошла к окошечку платного обмена паспортов (узаконенная взятка, что ли?) Паспорт мне обменяли за 300 рублей, за один день и без всякой очереди.

6. Цены в магазинах, ресторанах, аптеках поражают своей астрономической величиной. Остается только догадываться, как россияне умудряются свести концы с концами. Я нашла только четыре категории товара, которые были намного дешевле, чем в Испании. Это бензин, табак, молоко и предметы современного искусства (авторские работы).

7. Сидим с моим отцом, изнывая от жары и духоты, в зале ожидания конторы нотариуса. Зал с шикарным евроремонтом. Но кондиционер, в отличие от кабинета самого нотариуса, в зале ожидания не работает или отсутствует.

8. Еду в маршрутном такси. Хрупкая на вид девушка, выходя из машины, хлопнула дверью. На следующей остановке дверь не открывалась. Сломалась. Я позволила себе улыбнуться шоферу: «Надо же, такая Дюймовочка, а дверцу умудрилась сломать...» Шофер, молодой парень, смачно сплюнув на землю, и смерив злобным взглядом, вылил на меня такой поток брани, что я, совершенно обалдев, немедленно замолчала. Поток начинался словами: «Смешно ей, видите ли, дуре...» Дальше не рискну цитировать из соображений цензуры. Вообще, если я улыбалась людям на улице, то чаще всего меня принимали или за придурковатую или за шлюху.

9. Финальная сцена. Таможня. Я нечаянно пропустила в таможенной декларации графу «постоянная страна проживания». Молодой таможенник проверяет декларацию и спрашивает меня: «Постоянная страна проживания?». Я ответила, что Испания. Фатальная моя ошибка. Таможенник покрылся малиновыми пятнами и начал орать, что в таком случае я не имею права вывозить из России валюту(у меня была небольшая сумма в евро), носители информации и литературу ( я везла несколько книг и дисков). Я потрясенно молчала. Таможенник, между тем, распалялся все больше и больше. Вернул мой багаж на ручной досмотр. Отобрал диски, пролистал книги, вытряхнул все из косметички, открыл мою помаду и зачем-то понюхал ее. И все это – не переставая читать мне нотации на тему «прав и обязанностей российского таможенника». Монолог, в основном, был о том, что он может сейчас со мной сделать. Я вышла из ступора и тихо сказала ревностному таможеннику: «Не сметь орать на меня, слышите! Делайте то, что считаете нужным, но оскорблять меня я вам не позволю!» Как ни странно, на него это подействовало отрезвляюще. Досмотр немедленно прекратился и он величественным жестом отпустил меня восвояси. Собирая высыпанные из моей сумочки мелочи, я удрученно сказала сама себе: «Я никогда сюда не вернусь». На что получила неожиданную отповедь таможенника: «Вот и правильно! Кому вы тут нужны, умники». На том и расстались.

Меня часто спрашивают мои соотечественники, не страдаю ли я от ностальгии. Нет, не испытывала, не испытываю и навряд ли когда-нибудь буду испытывать ностальгию по стране, где улыбка – признак неполноценности или материальной заинтересованности, где людям давно уже наплевать на чужое и собственное достоинство, и где слово «умник» является оскорблением.

Наталья Каргина, «ИСПАНиЯ»
«Иностранник» – журнал о зарубежной недвижимости


Рекомендуем:
Другие материалы
Новости :
02.11.17 : Многодетная мать построила дом по видеоурокам из интернета

01.11.17 : Российские архитекторы разработали проект самого тонкого небоскреба в Нью-Йорке

14.10.17 : Приглашаем на профессиональный форум «Германия - инвесторам» в Москве

09.10.17 : Мини-отели набирают популярность у иностранных туристов

05.10.17 : Возле ботанического сада с 10 тысячами растений со всего мира в Екатеринбурге возведут современный жилой комплекс


Статьи :
02.09.17 : Невероятные приключения финских домов в России

01.09.17 : Как выбрать школу рядом с новостройкой. Лайфхак от «Метриум Групп»

23.08.17 : Как выбрать готовое ООО с оборотами

16.08.17 : Топ-5 самых необычных городов в мире

14.08.17 : Как выбрать готовую фирму в Европе


 
· Новости · Объекты недвижимости · Форум · Заметки · Карта сайта · Карта форума · Реклама на сайте
© 2017 Журнал о жизни за границей и зарубежной недвижимости  «ИноСтранник»
inostrannik.ru@gmail.com
Контактная информация
Наши материалы можно использовать: в интернете — с активной ссылкой на этот сайт, в офлайновых СМИ — с упоминанием «ИноСтранника».
Яндекс.Метрика