Рубрики
Объекты

Реклама на сайте
Реклама вашей компании, объектов недвижимости на «Иностраннике»

Ознакомиться

Азбука стран
Недвижимость в БолгарииБолгария

Недвижимость в ГерманииГермания

Недвижимость в ГрецииГреция

Недвижимость в ДоминиканеДоминикана

Недвижимость в ЕгиптеЕгипет

Недвижимость в ИспанииИспания

Недвижимость в ИталииИталия

Недвижимость на КипреКипр

Недвижимость в Дубае (ОАЭ)ОАЭ (Дубай)

Недвижимость в ПортугалииПортугалия

Недвижимость на СейшелахСейшелы

Недвижимость СШАСША

Недвижимость в ТурцииТурция

Недвижимость в УкраинеУкраина

Недвижимость в ФинляндииФинляндия

Недвижимость во ФранцииФранция

Недвижимость в ХорватииХорватия

Недвижимость в ЧерногорииЧерногория

Недвижимость в ЧехииЧехия

Недвижимость в ШвейцарииШвейцария


 Уменьшить текстУвеличить текст    
 Наши за границей    Наши в Испании. Жизнь на две страны
25.01.10     Просмотров: 3615
наши в Испании
Мария Тереза Манреса Родригес родилась в СССР. Ее родители были вынуждены эмигрировать из Испании по политическим причинам. О жизни в другой стране и возвращении на историческую родину наше сегодняшнее интервью.


Мария, кем вы себя считаете, русской или испанкой?

Дело в том, что меня люди из России называют «русской испанкой». А испанцы просто «русской». Меня это немножко даже обижает, потому что, когда я жила в Советском Союзе, свою национальность я несла очень гордо, с высоко поднятой головой. Мне нравится быть испанкой, я всегда была ею.

Как случилось так, что ваши родители уехали из Испании?

Мои родители после окончания гражданской войны в Испании в 30-х годах прошлого века вынуждены были эмигрировать, иначе их ждал бы расстрел или долгие годы тюрьмы. Они бежали из Аликанте, когда бомбы падали в порту, и, по сути, оказались уже последними беженцами, которые успели на английское грузовое судно. Приплыли на север Африки в Алжир, и как только высадились, беженцев арестовали и посадили в концлагерь. Алжир был на стороне Франции, и французское правительство сделало все возможное, чтобы помочь эмигрантам. Очень многие желали уехать в Латинскую Америку, кто-то остался во Франции, а моим родителям, в знак большой чести, предоставили возможность эмигрировать в Советский Союз. Вот поэтому я родилась там.

Какие сложности были у вашей семьи в чужой стране?

Когда ты растешь в семье, где говорят на испанском языке, ты думаешь, что на этом языке говорят все вокруг. Потом выходишь на улицу, и с тобой говорят на другом языке, но пока ты маленькая - не осознаешь, почему так.

Я поняла, что я не русская, когда пошла в первый класс. Я почти ничего не понимала, что говорила моя первая учительница. Мне задавали домашнее задание, а я не все делала, или делала с трудом. Тут «двойка», там «двойка» - плачу, кричу. А все потому, что дома говорили только на испанском языке, хорошо понимала я только его.

Ваши родители хотели вернуться на свою родину?

Когда мне было 10 лет, у нас появилась возможность уехать в Испанию. Советский Красный Крест организовал экспедиции для возвращения испанцев на родину. Мама, я и брат приехали в составе этой экспедиции, думая, что насовсем. И вот тут я поняла, что в Испании говорят на том языке, на котором говорили со мной мои родители, и что мне не с кем говорить по-русски. И тогда все встало на свои места. И я поняла, что здесь мой настоящий дом.

Но нам пришлось уехать обратно в СССР. Мама, я и мой брат оказались отрезанными от отца, который не смог выехать из Советского Союза из-за отмены экспедиции по возвращению. И мама приняла решение вернуться назад, к отцу в СССР, хотя это решение далось ей очень нелегко. Так что, когда мне было 10 лет, мы уехали в Испанию, а через два года вернулись.

Как относились советские власти к испанским политэмигрантам?

Мне кажется, что у нас, политэмигрантов, были даже некоторые привилегии. При поступлении в ВУЗ мы проходили вне конкурса. Нам помогали устраиваться на работу, в школу, детские сады и ясли. Я не жалуюсь на советскую власть.

О чем приятно вспоминать?

Приятно вспомнить свои школьные годы. У нас была большая дружная компания, я жила в соседнем дворе от школы, ко мне складывали портфели и шли собирать макулатуру или металлолом, отмечали дни рождения, активно участвовали в школьной самодеятельности, играли в КВН.

А еще весна, такой весны в Испании не бывает. Первые запахи, срывы последнего урока, потому что мы идем за подснежниками, вспышка цветения всех деревьев, необыкновенный прилив сил. Я хотя бы еще раз хочу пережить такое.

Как складывалась жизнь ваших родителей?

Есть такая неизлечимая болезнь - ностальгия, которая никогда не покидала моих родителей. Мама страдала депрессиями, особенно осенью и весной, очень много плакала и часто вспоминала свое детство, рассказывала мне о своей дружной семье, где было шестеро детей, и все сильно любили друг друга. Ей очень не хватало всего этого, ведь в Советском Союзе не было ни одного родственника, а для мамы семья очень много значила. Хотя, всегда у нас были очень хорошие соседи, когда мы были вынуждены вернуться из Испании к отцу, наш багаж задержали, начались холода, и нам помогли советские люди, наши соседи. Выделили нам одеяла, одежду, и даже деньги, я такой солидарности больше нигде не встречала.

Жизнь родителей была налажена, папа работал, но чем старше они становились, тем сильнее хотели вернуться на родину. Я, конечно, видела их родину, но я на ней не выросла и сильно по ней не страдала. Моя родина была Советский Союз. А родители мечтали вернуться. Сначала это были временные поездки на время отпуска. И уже окончательно родители вернулись в 1971 году. Для мамы это была инъекция бодрости, здоровья, желания жить, были живы ее родственники, климат, фрукты, все то, о чем она мечтала, и она прожила еще почти до 90 лет.

А я и мой брат остались в Советском Союзе, потому что у нас уже были свои семьи. Мой муж, он тоже сын политэмигрантов, тогда еще учился, мы остались, чтобы закончить вуз, поработать, набраться опыта. Конечно, мы остались при условии, что вскоре присоединимся к семье. Тем более, что родители мужа тоже хотели вернуться, так что сопротивления со стороны супруга не было. Другое дело брат, он был женат на русской, и мне приходилось постоянно его дергать, подталкивать к отъезду. Наша жизнь была неплохо устроена, я работала в проектном институте, карьера мужа тоже успешно продвигалась, родился сын, но все-таки мы все оставили и уехали за родителями.

Как вас встретила Испания?

Самый главный положительный момент то, что мы все, наконец-то, воссоединились с семьей, с родственниками. Через два месяца приехал мой брат. Но, все-таки, больше было отрицательного. Мы столкнулись с проблемой, что наш советский диплом здесь не признавался, не было закона об иностранных дипломах. Это был шок .Так начались наши мытарства, приходилось работать кем попало - то помыть, то подшить, то частные уроки, потому что нужно было жить, питаться. Мы стали встречаться, объединяться с такими-же как мы, организовалась делегация из детей политэмигрантов, которые добились аудиенции у президента и короля и объяснили вот эту ситуацию. Ведь мы не по своей воле оказались в другой стране, почему же мы не можем работать со своими дипломами у себя на родине? Конечно, можно было устроиться на работу к частному предпринимателю, но на государственную, без свидетельства об образовании нет.

И только через пять лет после того как мы приехали, вышел специальный закон о признании нашего образования. Он был для всех тех, кто не по своей воле оказался в других странах, для политэмигрантов и их детей. И все эти пять лет нас терзали сомнения, мы хотели вернуться в СССР, но у нас не было денег, постоянно сравнивали жизнь там и здесь. Только через семь лет я стала работать на ставке, соответствующей высшему образованию.

Антисоветскую политику, которая процветала здесь в период правления Франко, мы почувствовали на себе. На нас смотрели как на красных чертей с хвостами, снять квартиру, и то была проблема, как только узнавали, что мы из Советского Союза, обзывали «красными», «коммунистами».

Родители очень активно следили за событиями в Советском Союзе, очень переживали, что все, чем они жили эти годы, летит под откос, и ощущение «обманутости» не покидало их. Ведь они свято верили в идею равенства, и думали сохранить все это для потомков.

Когда Вы почувствовали, что все, в Испании ваш дом и нет места для сомнений?

Еще долгих пять лет меня терзали сомнения, правильно ли мы сделали, сорвавшись оттуда и приехав сюда. Как только признали диплом, и я смогла работать, появилась уверенность в правильности сделанного выбора. Ведь работа -рычаг нашей жизни, родина - это еще и там, где ты можешь работать.

Ваш сын знает русский язык?

Когда мы приехали, мы пытались дома говорить по-русски, но потом заметили, что это действует отталкивающе на сына, так как в школе тоже были проблемы, связанные с тем, что мы политэмигранты. В 81-м году мы приехали жить в небольшой городок, там все хорошо друг друга знали, и, когда сын пошел в школу, тут и началось - его то ударят, то обзовут «русским», поэтому русский язык стал для него причиной всех его несчастий и боли. До тех пор, пока сын не стал заниматься спортом и смог защищать себя, ему было трудно.

Иногда приходилось разговаривать с родителями одноклассников, что-то доказывать, объяснять, что мы нормальные люди, не вмешиваемся в политику и не несем ответственность за убеждения родителей. Нам все время приходилось доказывать, что мы никакие не «политические враги». Хорошо, если попадались нормальные люди, а ведь часто приходилось сталкиваться с бывшими франкистами. И наши рассказы для сына всего лишь история, он практически ничего не помнит и считает, что он только испанец. Так что, к сожалению, у нас не получилось сохранить русский язык для сына, как когда-то сохранили испанский язык наши родители для нас. Просто были другие времена и обстоятельства.

Легко ли было заводить друзей в Испании?

Это очень хороший вопрос. Самое интересное, что, казалось бы, малообеспеченные слои общества должны были бы понять наше прошлое в знак солидарности, ведь мы оченоь много были лишены не по своей воле. Но нет, как только узнавали, что мы приехали из Советского Союза, переставали здороваться. За все время, пока нам признавали диплом, приходилось сталкиваться с такими людьми, и завести знакомых, а тем более друзей, не получалось. И уже позже, когда мы начали работать, появились знакомые, но они были люди образованные, с большим мировоззрением, которые много читали, ездили в другие страны. Ведь образование дает возможность глубже понять жизнь, политику, так что они спокойно относились к нашему прошлому. Адаптироваться к жизни было нелегко, законы совершенно другие. Сейчас у нас есть друзья, хорошие знакомые, но я часто вспоминаю своих бывших соседей в Советском Союзе, друзей детства. Прошло, конечно, много лет, вначале мы переписывались, звонили, когда была возможность, но с годами связь теряется. Однажды, после долгого перерыва, я взяла трубку и позвонила подруге.

Это было столько радости, восторгов! Ой, как меня тянет в Россию, не то слово, как тянет! Вот женится мой сын, может, тогда я соберусь, ведь там остались близкие мне люди.

Что вы посоветуете русским, которые захотят переехать в Испанию?

Русским не хватает немножко собранности и серьезности. Почему, когда началась перестройка, многие ринулись за границу, стали открывать фирмы, хотели работать, и ничего не получилось? Бывшие советские люди не умели работать в этих условиях, здесь нельзя вести переговоры «за столом с бутылкой».

Чтобы достичь результата, нужно научиться работать на западный манер. Ведь многие хотят жить как испанцы, но не хотят работать как они. Все желают получить моментальный результат, а ведь любое дело стоит нескольких лет работы. Некоторые приезжают сюда с желанием научить работать испанцев. «Испанцы не умеют работать», - говорили они. Открывали фирмы, начинали работать, и постепенно все закрывали - то денег нет, то что-то не рассчитали, то зарплату не выплатили. Здесь более жесткие условия, и, если ты открываешь какое-то дело, за твоей спиной должна быть определенная сумма денег, чтобы не ждать и догонять, а работать. Я часто сталкивалась с такими ситуациями, потому что подрабатывала переводчицей.

Даже люди с опытом, у которых очень хорошо идут дела в России, здесь терпят неудачу. Один мой знакомый дантист, с которым мы дружим до сих пор, имея в Москве несколько стоматологических клиник, открыл здесь свой кабинет. Причем, закупил все самое лучшее- дорогое оборудование, кожаную мебель и огромный телевизор в холл, но не учел одной маленькой детали - окна его клиники выходили во внутренний двор, люди не видели табличку, клиентов было мало, и даже те, которые заходили, их отпугивала роскошная обстановка. Очень многие терпят неудачу, потому что работают по русским правилам.

Беседовала Наталья Менделева, «ИСПАНиЯ»


Рекомендуем:
Другие материалы
Новости :
04.09.17 : На рынке недвижимости Москвы набирает популярность схема trade in

01.09.17 : Фрилансеры переезжают из городов на природу

01.09.17 : В Австралии выставлен на продажу частный остров

12.08.17 : В Китае построят мост с парусами

05.08.17 : В Шотландии вертолет превратили в уютный отель


Статьи :
02.09.17 : Невероятные приключения финских домов в России

01.09.17 : Как выбрать школу рядом с новостройкой. Лайфхак от «Метриум Групп»

23.08.17 : Как выбрать готовое ООО с оборотами

16.08.17 : Топ-5 самых необычных городов в мире

14.08.17 : Как выбрать готовую фирму в Европе


 
· Новости · Объекты недвижимости · Форум · Заметки · Карта сайта · Карта форума · Реклама на сайте
© 2017 Журнал о жизни за границей и зарубежной недвижимости  «ИноСтранник»
inostrannik.ru@gmail.com
Контактная информация
Наши материалы можно использовать: в интернете — с активной ссылкой на этот сайт, в офлайновых СМИ — с упоминанием «ИноСтранника».
Яндекс.Метрика