Рубрики
Объекты

Реклама на сайте
Реклама вашей компании, объектов недвижимости на «Иностраннике»

Ознакомиться

Азбука стран
Недвижимость в БолгарииБолгария

Недвижимость в ГерманииГермания

Недвижимость в ГрецииГреция

Недвижимость в ДоминиканеДоминикана

Недвижимость в ЕгиптеЕгипет

Недвижимость в ИспанииИспания

Недвижимость в ИталииИталия

Недвижимость на КипреКипр

Недвижимость в Дубае (ОАЭ)ОАЭ (Дубай)

Недвижимость в ПортугалииПортугалия

Недвижимость на СейшелахСейшелы

Недвижимость СШАСША

Недвижимость в ТурцииТурция

Недвижимость в УкраинеУкраина

Недвижимость в ФинляндииФинляндия

Недвижимость во ФранцииФранция

Недвижимость в ХорватииХорватия

Недвижимость в ЧерногорииЧерногория

Недвижимость в ЧехииЧехия

Недвижимость в ШвейцарииШвейцария


 Уменьшить текстУвеличить текст    
 Наши за границей    Взгляд изнутри. Как работают международные наблюдатели за выборами?
10.02.15     Просмотров: 4800
Политический аналитик Станислав Бышок
Есть такие профессии, которые связаны с частыми командировками за границу. Политический аналитик Станислав Бышок работает в Международной организации по наблюдению за выборами CIS-EMO. В сегодняшнем интервью Станислав расскажет, как совмещать работу и путешествия, а также поделится курьезными и опасными случаями, которые происходили с ним во время заграничных командировок. Кроме этого, мы узнаем, кто такие международные наблюдатели и чем они занимаются.


Расскажи, пожалуйста, подробнее о Международной организации по наблюдению за выборами CIS-EMO. Чем она занимается?

Организация существует уже более 10 лет. Ее создание связано с Украиной, еще с первым «Майданом», когда группа политологов из России отправилась исследовать ситуацию непосредственно на месте в качестве международных наблюдателей, тогда еще неформально. А уже через полгода после этого была официально зарегистрирована международная организация наблюдения за выборами CIS-EMO (Commonwealth of Independent States - Election Monitoring Organization).

С тех пор прошло огромное количество избирательных компаний, в которых участвовала наша организация, как на Украине, так и в Белоруссии, Казахстане, вообще, по СНГ, а также и на западе. Мы принимали участие в наблюдениях за выборами, например, во Франции, Германии, Турции и в ряде других стран.

Как давно ты работаешь в организации по наблюдению за выборами, и на какой должности?

Я работаю в CIS-EMO с 2012 года. Моя должность называется «политический аналитик». Я не наблюдаю за ходом выборов на избирательных участках, а собираю информацию по политической обстановке в стране, по законодательству, общаюсь с представителями различных партий. У меня скорее аналитическая деятельность, чем непосредственно наблюдение за выборами. Хотя, на участках я тоже иногда бываю.

Есть 2 основных типа наблюдателей – краткосрочный и долгосрочный. Краткосрочный – это тот, кто находится на участке в течение суток и смотрит, как проходят выборы. Есть ли доступ для избирателей и наблюдателей, пустые ли были урны для голосования, есть ли вбросы, какие-то скандалы, все ли получают возможность проголосовать, все ли есть в списках и тому подобное.

Долгосрочные миссии, в которых я принимаю участие, длятся обычно месяц-два до выборов и еще где-то неделю после. Нужно приехать в ту страну или регион, где проводятся выборы, и наблюдать за ходом всей избирательной компании, то есть, все ли кандидаты имеет доступ к СМИ, у всех ли есть возможность проведения агитации, собрать жалобы от них или на них со стороны других кандидатов. Я также изучаю историю развития демократических институтов в регионе или стране, какие еще другие международные или национальные мониторинговые структуры участвуют в процессе выборов.

Хорошо, вот вы собрали всю эту информацию и что потом? Как вы влияете на сам выборный процесс в стране?

Международные наблюдатели не могут вмешиваться в сам процесс выборов в других странах. Свои рекомендации и выводы наблюдатели делают уже после выборов. Мы не имеем право, увидев, например, какое-то нарушение, сразу стучаться в Центризбирком или куда-то еще, и о нем заявлять. Нельзя вмешиваться в процесс, даже если точно знаешь, что есть нарушение и его легко можно исправить. Некоторые через это ограничение переступают, но это не совсем профессионально. Этим должны заниматься другие структуры.

Делать выводы и давать рекомендации по изменению избирательного законодательства – это наша работа. В итоге составляются отчеты по нарушениям, как в ходе компании, так и в день выборов. И плюс даются рекомендации, как этого избежать и сделать процесс более демократичным. Мы выкладываем в открытом доступе материалы по итогам наблюдений.

И к вам прислушиваются и меняют законодательство?

К сожалению, не так часто, как хотелось бы.

Ты по специальности психолог. Почему пришлось сменить сферу деятельности? Помогают ли как-то знания в области психологии в работе политического аналитика?

Безусловно, такие знания помогают. На самом деле, эти сферы деятельности не так уж и далеки друг от друга. Одно время я даже их успешно совмещал – преподавал психологию в одном вузе и одновременно занимался политической аналитикой. Я всегда проявлял интерес не только к той науке, которую изучал, но и, вообще, ко всем сферам, которые связаны с изучением поведения человека. Поскольку человек – это, как известно, политическое животное, то политика тоже мне была интересна.

Тема моей дипломной работы – исследование критичности больных шизофренией к собственным поступкам, симптомам, поведению и так далее. Появление критичности говорит о том, что есть определенный процесс выздоровления. Интересна одна жуткая подробность – когда проходящие курс лечения больные совершают суицид, это говорит не о том, что их плохо лечили, а о том, что их лечили слишком хорошо и они слишком быстро осознали, что тот мир грез, в котором они жили – не соответствует действительности. А в действительности, например, человек 35 лет не имеет семьи и живет в больнице.

Критичность присутствует и в политической сфере. Начиная от критичности избирателя к тем лозунгам, обещаниям, которые дают политики, и заканчивая критичностью общества в целом к той идеологии, которая навязывается государством и транслируется через СМИ. Поэтому политическая аналитика, которой я занимаюсь, очень близка к исследованию критичности.

Знание психологии, к тому же, помогает общаться с людьми. Не так давно появилось даже такое направление – политическая психология. Открываются кафедры по изучению этой специальности на базе вузов.

Часто ли бывают командировки в другие страны? И с чем они обычно связаны?

За последний год было много командировок – я посетил некоторые страны даже по несколько раз. Это были Греция, Польша, Германия, Бельгия, Франция и Австрия.

Командировки были связаны с разными темами.

Я ездил с презентациями своей книги «Евромайдан имени Степана Бандеры: От демократии к диктатуре», переведенной на английский язык. Очень понравился наш трип на джипе, который был заполнен книгами, через всю Европу. Если бы была своя машина, время от времени решался бы на такие путешествия уже для себя, а не по работе.

Много раз я выступал в качестве спикера на мероприятиях БДИПЧ ОБСЕ (Бюро по демократическим институтам и правам человека). Это такая структура, в рамках которой выступают с одной стороны – представители государств-членов ОБСЕ, с другой – представители НКО (некоммерческих организаций).

Запомнился дебют – первое в жизни выступление на английском языке. Это было в Вене. В ОБСЕ один из рабочих языков – русский. Поэтому там нет проблемы с переводом. Но я решил, раз уж учу английский, почему бы не попробовать. Был небольшой доклад на полторы страницы. Написал текст, отправил знакомому англичанину, чтобы он поправил. Выступил хорошо, запинок не было. Но я понял, если бы были вопросы, то, может быть, было бы немножко сложно. Но в формате того мероприятия вопросы не были предусмотрены.

Это очень интересный опыт. Призываю всех по возможности учить языки. Это помогает по работе, а также заводить новые знакомства, да и, вообще, расширяет горизонты.

Как быстро удалось освоить английский язык? Может быть, посоветуешь какую-нибудь хорошо работающую методику.

Перед тем, как поступить на курсы, я в течение года занимался самообучением. Пытался себя окружить английским языком. Если есть книга на английском, которую хочешь прочитать – читай на английском. Фильм, который хочешь посмотреть – тоже смотри на английском. Даже если сложно. Можно начать с тех фильмов, которые уже просмотрены на русском, и которые хорошо знакомы Можно смотреть новости на английском. Особенно, если находишься в основном новостном потоке и понимаешь ситуацию. Словарь также лучше использовать англо-английский. После года такого обучения, я пошел на курсы, чтобы улучшить разговорный английский.

Остается ли время в командировках в другие страны на просмотр достопримечательностей?

Этот вопрос просто «сыпет мне соль на рану». Потому что не всегда удается все посмотреть. Даже когда вроде как есть несколько свободных дней, когда нет совещаний или мероприятий. Все равно приходится решать технические вопросы, помогать коллегам, особенно, если они не говорят на английском языке. Однако, хотя бы один вечер все-равно можно выкроить.

Поскольку почти все заграничные города меньше Москвы, поэтому там, если живешь не совсем на окраине, вечером «берешь ноги в руки» и стараешься обойти как можно больше. Я загрузил себе на телефон карты городов с указаниями достопримечательностей – очень помогает. За вечер можно набраться впечатлений.

Где больше всего понравилось?

Из тех городов, что я видел, мне больше всего понравилось два непохожих друг на друга – это Вена и Афины.

Афины – до того, как я туда попал, не думал, что этот город так меня впечатлит. Ну да древности, но где их нет? Но когда я там оказался, увидел Акрополь, в лучах солнца лежащий внизу абсолютно белый город. Причем, вблизи он не белый – здания разные, серенькие. Но почему-то вот сверху он кажется таким абсолютно белым. С одной стороны его прикрывают горы, на которых нет никакой растительности. А с другой – город погружается в воду. Даже несмотря на то, что Акрополь разрушен, разум легко его дорисовывает, как все это выглядело в древности. Если сейчас, когда мы привыкли к небоскребам и нас ничем, казалось бы, уже не удивить, Акрополь воспринимается как что-то величественное. Задумываешься, а как в то время люди реагировали на него и что они думали?

Как человек, который много где был и много чего видел, я не ожидал, что приду в такой детский восторг от Греции.

Вена. С одной стороны это красивый, старинный, современный, комфортный город. С другой – величие Вены не соответствует положению Австрии. То есть, Австрия – это такая маленькая страна, которая ни на что не влияет. Но, когда Вена строилась, она была столица Гамбургской Империи. Город очень масштабный. Но, в отличие от Парижа, здесь я не видел попрошаек, бомжей. В Вене замечаешь красивые здания и красиво одетых людей, очень вежливых. Там идеально ходит транспорт.

Кстати, я читал, что Вена считается самым комфортным для проживания городом в Европе. Я с этим утверждением согласен. С одной стороны есть туристы, но, опять же, в отличие от Парижа, в Вене нет таких толп, от которых невозможно скрыться. В городе не создается ощущение такого искусственно поддерживаемого ради туристов аквариума. Вена живая, люди там живут, работают, чего-то делают, высаживают деревья. В Вене я посетил музей психоанализа – дом-квартира Фрейда, где он принимал пациентов.

Может быть, вспомнишь какие-то курьезные случаи, произошедшие за границей?

В Париже во время одного из визитов на ресепшине в отеле сидел лет наверное 40 добродушный, улыбающийся негр. Я ему дал свой паспорт и он увидел, что я из России, и расплылся в еще большей улыбке. Затем минут на 10 выдал тираду о том, как он любит нашу страну и поддерживает нашего президента. Это было мое первое общение с чернокожим человеком, и вот так сразу я попал на патриота России.

Были ли какие-то опасные (конфликтные) ситуации? Например, при работе на Украине?

И на Украине и в Европе были такие ситуации. Причем, в Европе тоже связанные с Украиной. На Украине весной-летом 2013 году у меня был тур по стране с презентацией книги «Иллюзия свободы: Куда ведут Украину новые бандеровцы». Практически всегда на мероприятия приходили украинские националисты, которые были всякий раз настроены на конфликт. Но, учитывая, что я имею значительный опыт общения со, скажем так, неуравновешенными людьми, потому что я клинический психолог и работал в психиатрических клиниках, я достаточно холодно отношусь к попыткам вывести меня из себя, в том числе, всякими некрасивыми способами.

Самое интересное, что, когда они видели, что я не собираюсь ни с кем ругаться, их агрессивный запал быстро иссякал.

Конечно, когда после событий на Майдане проходили презентации уже другой книги «Евромайдан имени Степана Бандеры» в Европе, там тоже всякий раз узнавали о них представители украинской общины, и тоже приходили и пытались сорвать мероприятия. Начиная с криков и истерик, заканчивая всякими провокациями. Например, когда приходят десять человек, которые заранее договариваются. Один задает вопрос, не относящийся к теме. Когда на него отвечаешь, поднимает руку другой и задает тот же самый вопрос, потом третий, потом четвертый и так далее.

Впрочем, не было каких-то физических конфликтов, но были вот такие провокации. Обстановка была довольно напряженная. Но надо понимать, что любому человеку, деятельность которого связана с политикой, этого не избежать.

Меняется ли отношение к русским за границей в связи с напряженной политической обстановкой? Были ли какие-то проблемы в общении?

В Европарламенте некоторые фракции просто игнорируют мероприятия, которые представляют одну сторону конфликта, а ходят только на те, которые представляют другую сторону.

Некоторые из моих знакомых также встают на одну точку зрения, причем, не важно, пророссийскую или проукраинскую, и не хотят признавать никакого диалога или какой-то возможности, что их точка зрения не на 100% верна.

Ты пишешь книги. Расскажите, пожалуйста, как ищутся темы и приходит вдохновение?

Темы ищутся абсолютно спонтанно. Обычно они связаны с теми исследованиями, которыми мы на тот момент занимаемся. Накапливается много интересного материала, который в итоге и находит свое отражение в книгах.

Поиск темы происходит в дружеской атмосфере за чашкой чая с коллегами по работе. Потом составляется план и делятся главы между соавторами.

Кроме работы и написания книг ты еще часто даешь комментарии и выступаешь в качестве спикера на телевидении. Как удается на все найти время?

Это особенность моей работы – то, что она ненормированная. Я не обязан находиться в офисе, скажем с 9 до 18. Я вполне могу работать дома. Мои комментарии и появления на ТВ не столько способ потешить самолюбие, просто это еще одна часть моей работы.

Тем более, что сейчас в век технологий многие комментарии удается дать по скайпу и это не занимает много времени.

Некоторые мои коллеги избегают давать комментарии определенным СМИ, считая, что те ангажированы. Но я думаю, что нужно пытаться донести свою точку зрения любым возможным способом.


Рекомендуем:
Другие материалы
Новости :
21.04.17 : Американка превратила металлический морской контейнер в уютный домик

20.04.17 : Англичанин соорудил шикарный пол в доме из 27 000 монет

20.04.17 : В тренде мирового дизайна интерьеров наметился лидер – элегантность

19.04.17 : Развеян миф о дороговизне недвижимости за границей

18.04.17 : В Америке построили бассейн со стеклянным полом на крыше небоскреба


Статьи :
12.04.17 : Круизная столица мира. Рынок недвижимости Майами

25.12.16 : ПМЖ Венгрии за инвестиции - идеальный способ получить безвизовый доступ в Шенген

08.12.16 : Санкции празднику не помеха. В каких странах собираются встретить новый 2017 год состоятельные россияне?

01.10.16 : Недвижимость в Греции. Справочник покупателя

01.09.16 : Какими бывают миллионеры, покупающие недвижимость?


 
· Новости · Объекты недвижимости · Форум · Заметки · Карта сайта · Карта форума · Реклама на сайте
© 2017 Журнал о жизни за границей и зарубежной недвижимости  «ИноСтранник»
inostrannik.ru@gmail.com
Контактная информация
Наши материалы можно использовать: в интернете — с активной ссылкой на этот сайт, в офлайновых СМИ — с упоминанием «ИноСтранника».
Яндекс.Метрика